Каньон реки Бурульча (карта, фото)

Исток реки Бурульча расположен между Долгоруковской яйлой и яйлой Тырке. Наиболее интересен с точки зрения активного туриста-походника каньонинг по реке Бурульча ранней весной. А вот летом, когда нет дождей, русло Бурульчи полностью пересыхает.

Проходить Бурульчу лучше всего по правому берегу, изредка переходя на левый. Если вас немного, то остановиться можно в любом удобном месте, благо дров здесь хватает, а вода есть в самой реке. Сложности с прохождением по берегу Бурульчи могут возникнуть разве что из-за завалов — тут уж придется либо обходить их поверху, либо бродить реку, что может быть неудобно из-за отсутствия у кого-то из группы водонепроницаемой обуви. Конечно, жарким летом Бурульчу можно легко пройти по пересохшему руслу, но каньонинг на то и каньонинг, чтобы быть сложным!

От Бурульчи можно подняться на хребет Орта-Сырт или к Кургану Славы, где тоже есть родник и площадка для ночевки. Места эти очень интересные, тихие, со своей необычной и завораживающей энергетикой. И не случайно с такими загадочными местами связана столь же загадочная легенда.

Некогда жил на берегу реки Бурульча охотник Тишлак. Был он бирюком и отшельником, выходил к людским поселениям лишь для обмена шкур животных на предметы быта и соль. Угрюм и неразговорчив был Тишлак, иной месяц он и вовсе мог не проронить ни слова. И вот однажды на берег реки неподалёку от хижины охотника вынесло пару сапог.

Недолго думая, забрал Тишлак сапоги себе. Обувка хорошая, кожаная, за такую десятка два шкур косульих отдать пришлось бы! Поставил Тишлак сапоги на край печи сушиться, и тут в его голове раздался голос: «Эй, человече, не хочешь легенду послушать?». Охотник испугался, пусть и был он отважным промысловиком, но не каждый день с тобой сапоги разговаривают, здесь и испугаться не грех. Однако сапоги его успокоили, объяснив, что они – волшебная обувь самого Цютэ, черного друида. Стал Тишлак слушать легенду, и ему так понравилось, что в этот день он на работу не пошёл.

На второй день Тишлак снова стал собираться на охоту, так опять сапоги со своей легендой. Решил Тишлак хотя бы начало послушать, да так и не заметил, как вечер наступил. И вот пошло изо дня в день – Тишлак не делает ничего, только легенды слушает. Вскоре вся еда в хижине кончилась, а Тишлаку хоть бы что – слушает легенды, рассказываемые сапогами, и не идёт никуда.

А на седьмой день голодовки приснился Тишлаку парень, играющий на дудочке. Проснулся охотник среди ночи с чётким осознанием – морок. Опутали его своими речами сапоги, заморочили. Хотел Тишлак вскочить и бросить сапоги в печь, но вспомнил, что давно уже огня не жёг, с того самого дня, когда сапоги с ним заговорили. Нужно было выбросить сапоги в реку, но как это сделать, ведь они опять рассказывать что-то начнут и всё — охотник лишится воли.

Тогда вспомнил Тишлак музыку из сна и стал петь песню, да какую! Язык незнакомый, а всё равно поётся ладно. Схватил Тишлак сапоги и прочь из дома к реке побежал. Злобная обувь тут же сказку завела, а Тишлак ещё громче песню поёт и понимает, что до конца песни чары сапог на него не подействуют. На последних шагах к реке Тишлак понял, что песня кончается, и уже сквозь муть колдовского морока он смог бросить сапоги в реку. Тело охотника бросилось за обувью, пытаясь спасти её из пенного потока Бурульчи, но куда там! Мгновение – и сапоги скрылись за поворотом, а их чары рассеялись.

С той поры жил Тишлак припеваючи. И лишь изредка, ночью, он насвистывал незнакомый мотив, что спас ему жизнь.

Фото

Карта


Координаты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*