Геология и палеонтология Бельбекской долины

Долина реки Бельбек — одна из самых живописных в Крыму. Длина реки Бельбек 63 км, начинается она на Ай-Петринском массиве. Однако мы начнем наше путе­шествие не с верховьев реки, а примерно с ее среднего течения.

В долине р. Бельбек долгое время проходили учебную практику студенты Санкт-Петербургского государственного горного института. Автор этой книги, до 2000 г. работая в горном институте, более 10 лет проводил практику со студен­тами на р. Бельбек. Этим во многом объясняется хорошая изученность района и наличие довольно большого количества публикаций по различным вопросам гео­логии и гидрогеологии.

Из Бахчисарая по шоссе на Севастополь доезжаем до железнодорожного пере­езда, после которого шоссе разветвляется. Направо дорога пошла в Севастополь, а мы повернем налево, на Ялту, до которой отсюда 74 км. На ровной линии горизонта, образованной второй грядой, хорошо виден огром­ный надрез, сделанный рекой Бельбек. Наш путь — к нему. Когда дорога выныр­нет на склон речной долины и начнет спускаться вниз, к селу Танковое, откроется незабываемый вид. Прямо перед нами возникнут «Бельбекские ворота» — ка­ньон р. Бельбек. В самом узком месте его ширина составляет повер­ху 300 м, а глубина 160 м. Слева и справа от долины отчетливо видны пологие сильно залесенные северные склоны второй гряды. Это знаменитые крымские куэсты — особые формы рельефа, возникающие при так называемом монокли­нальном залегании (т.е. залегании с примерно одним углом падения) осадочных горных пород. Другое обязательное условие образования куэст — наличие проч­ных бронирующих горизонтов пород, препятствующих их разрушению. Такими горизонтами в Крыму часто выступают известняки. Все крымские куэсты имеют очень пологие северные склоны и крутые, часто обрывистые — южные. Гряды крымских гор — это типичные куэсты, наилучшим образом выраженные, пожа­луй, в пределах второй гряды. Чуть позже, поднявшись вверх по долине р. Бельбек, мы более внимательно посмотрим на южные склоны куэст.

У села Танковое вблизи километрового столба с цифрой «7» в обрывах, нави­сающих с левой стороны шоссе, осмотрим Сюйреньские гроты — место обитания человека позднего палеолита ( 4 0 —14 тыс. лет назад). Наиболее интересен самый большой скалистый навес длиной более 40 м и глубиной до 15 м. Археологи нашли в этом гроте кости пещерной гиены, северного оленя, песца и других животных.

Очень интересны находки морского лосося, не живущего сегодня в реках Крыма. В Сюйреньском гроте найдено много каменных заготовок и разных каменных орудий, сделанных из местного камня — серого кремня. Человеческих костей в гроте не найдено, но по особенностям орудий труда ученые сделали вывод, что здесь обитали первобытные люди позднего палеолита — кроманьонцы.

Внимательно осмотрите горную породу, в которой находится грот. Это блед­но-желтый мшанково-криноидный известняк, включающий огромное количество скелетов микроскопических колониальных животных — мшанок и члеников сте­блей морских лилий. Известняки относятся к датскому ярусу — нижнему ярусу палеогеновой системы. В Крыму мшанково-криноидный известняк — прекрас­ный строительный материал, широко используемый как стеновой камень. По ме­сту добычи он получил название инкерманского (Инкерман, под Севастополем) и бодракского (р. Бодрак) камня.

Далее по шоссе доедем до села Малосадовое, уютно раскинувшегося на левом берегу р. Бельбек. Над селом нависли несколько громадных утесов — это уже знакомые нам известняки датского яруса. Советуем заехать в село и, оставив машину на площади у магазина, совершить пешеходную прогулку в пещерный мо­настырь Челтер-Коба и Сюйреньскую крепость.

По проселочной дороге, постепенно поднимаясь, выйдем из села и далее, свер­нув влево, перейдем на тропу, которая вначале пройдет по краю заброшенного сада, а потом спустится в русло сухого ручья и пойдет вверх по логу. Примерно на середине подъема встретится отворот тропы влево— свернем на него и очень скоро выйдем к стене и обронительной башне Сюйреньской крепости.

……

Советуем по тропе пройти вглубь крепости, к оконечности мыса Куле-Бурун. Сначала с левой стороны в обрыве мыса увидите свежий гигантский скол. Осторожно подойдите к краю и загляните вниз. Под вами 40-метровый вертикальный обрыв. На дне лога — нагромождение многотонных глыб, упав­ших сверху. Обвал произошел сравнительно недавно и свидетельствует о сейсми­ческой активности Крыма, его постоянном поднятии. Дальше пройдем на самую оконечность мыса. Слева за логом — плоская вершина мыса Ай-Тодор, справа — панорама долины р. Бельбек. На правом берегу р. Бельбек, прямо напротив места, где мы стоим, — величественные обрывы южного склона Датской куэсты (на старых картах — Май-Тепе). Отсюда, с мыса Куле-Бурун, можно хорошо рассмотреть, как построена куэста. Мощный 40-метровый горизонт бледно-желтых мшанково-криноидных известняков датского яруса, образующий вертикальный обрыв, бронирует более мягкие светло-серые глинисто-карбонатные породы маастрихтского яруса верхнего мела, в рельефе выраженных более пологим склоном. Хорошо видно моноклинальное залегание пород — кров­ля известняков под углом 10—12° погружается в северо-западном направлении.

Если есть горный компас, то можно замерить этот угол самим, совместив сторо­ну компаса с линией кровли известняков Датской куэсты вдоль русла р. Бельбек. Более внимательно приглядитесь к Датской куэсте. Перед вами редкая возмож­ность увидеть границу двух систем разных геологических эр — меловой мезозоя и палеогеновой кайнозоя — со стороны. Это очень важный рубеж геологической истории Земли, отстоящий от нас на 65 млн лет. Тогда, на этом рубеже, вымер­ли многие важнейшие группы организмов: динозавры, аммониты, белемниты и др.

Верхнемеловые отложения — комплекс исключительно глинисто-карбонат­ных пород (мергелей), достигающих в бассейне р. Бельбек значительной мощно­сти (400 м). В них еще встречаются остатки морских животных — аммонитов и
белемнитов, которых нет выше, в отложениях палеогена. Глинисто-карбонатные породы — результат великой поздпемеловой трансгрессии (наступления моря).

Аналогичные породы геологи обнаружили на огромном пространстве Земли — от Англии до Средней Азии. С высоты мыса Куле-Бурун отчетливо просматривается 1-ая надпойменная терраса р. Бельбек. Она засажена садами, за что и получила название садовой. Это самая низкая (ее высота 1 — 1,5 м) и молодая терраса. Горные реки Крыма имеют до одиннадцати террас, однако террасы высоких уровней большей частью не сохранились. Большое количество террас и глубоко врезанные каньонообраз­ные долины также указывают на интенсивный подъем Крымских гор. В последний раз полюбовавшись видом с мыса Куле-Бурун, повернем назад и по уже знакомой нам тропе вернемся в село Большое Садовое.

Продолжая наш маршрут по долине р. Бельбек, доедем до крупного поселка Куйбышево (бывшего Албат), где на центральной площади у универмага можно остановиться, отдохнуть и перекусить. Здесь есть магазины, кафе, базар. Прямо над Куйбышево нависает отдельный утес все тех же датских известняков — гора Утюг. На ее вершине есть заповедная тисовая роща.

После Куйбышево наш путь — дальше по шоссе на Ялту. Примерно через 1,5 км после выезда из поселка слева от шоссе среди гор откроется глубокая расщелина — это лог Кабаний. Советуем сделать здесь остановку. В устье лога у шоссе раньше стоял знак с изображением В.И. Ленина.

От шоссе по тропе пройдем метров 300 вверх по логу, после чего поднимемся на его правый борт. Он крутой, как и положено быть южному склону куэсты, поэтому будьте осторожны при подъеме. Двигайтесь зигзагом и не сбрасывайте вниз кам­ни. Почти сразу же мы выйдем на большое обнажение. Чем оно интересно? Перед
нами — отложения берриасского яруса, самого нижнего яруса меловой системы (а всего их в меловой системе 12). Берриасские отложения совершенно не похожи на верхнемеловые. В самом низу обнажения вы увидите конгломераты — породу, состоящую из большого количества галек и валунов разного состава,  сцементи­рованных глинисто-карбонатным цементом. Такие отложения часто образуются в прибрежной части морей за счет разрушения других пород. Выше конгломератов — зеленовато-серые песчаники, сначала рыхлые, потом более плотные, известковистые. В верхней части обнажения, высота которого около 15 м, хорошо видны прослои массивных известняков, образующих в рельефе нависающие карнизы. В песчаниках огромное количество остатков древних морских организмов — двустворок, гастропод, брахиопод, морских ежей, аммонитов. Встречаются прослои ракушняков — пород, на 70—80% состоящих из органических остатков. Иногда здесь можно найти целые кальцитовые раковины. Наиболее важны аммониты, ра­ковины которых закручены по спирали в одной плоскости. Именно по ним геологи установили берриасский возраст отложений. Многие роды аммонитов из Кабаньего лога точно такие же, как во Франции, где берриасский ярус был впервые установ­лен и откуда происходит его название. Разрез берриаса в Кабаньем логу является опорным для этой территории Горного Крыма, он хорошо изучен геологами. Со­бранные окаменелости нужно аккуратно завернуть, подписать и уложить в рюкзак.

Рядом с Кабаньим логом находится еще один интересный геологический объект, который обязательно стоит посетить. Это так называемый Ульяновский биогерм. Биогермы — небольшие органогенные постройки, сложенные скелетами коло­ниальных организмов (кораллов, мшанок, водорослей и др.). Обычно они имеют холмообразную форму и этим отличаются от биостромов — вытянутых, лепешко­образных построек. Если биогермы достигают больших размеров (сотен метров) и нарастают друг на друга, то превращаются в сложно построенные рифы. Тако­вы, например, верхнеюрские рифовые образования, широко развитые в пределах Главной гряды Крымских гор.

Обычно биогермы не редкость. Однако в начале мелового периода, в берриасском веке (а именно такой возраст имеет Ульяновский биогерм), на Земле их было мало. К тому же Ульяновский биогерм великолепно отпрепарирован выветрива­нием, что позволило подробно его изучить.

Выйдем из Кабаньего лога и повернем по шоссе направо. Не доходя пример­но 100 метров до поворота на Ульяновское водохранилище (будет мост через р. Бельбек), поднимемся по склону справа от шоссе. Для этого придется пробраться через кусты, но немного. В 20 метрах выше шоссе откроется большое обнаже­ние — это и есть Ульяновский биогерм.

Автор данной книги изучал биогерм еще в 80-е годы прошлого века со студен­тами Горного института, а позже — со специалистом по кораллам И.Ю. Бугровой (Arkadiev, Bugrova, 1999; Бугрова, Мазуркевич, Аркадьев, 2002). Осмотрим обнажение. Биогерм представляет собой холмообразную построй­ку, которая в изученном обнажении имеет высоту около 8 м и длину 15 м. В срезе обнажения тело биогерма ориентировано в направлении СЗ 290°. Хоро­шо отпрепарированы юго-восточный и северо-западный контакты постройки с вмещающими отложениями. Верхняя часть биогерма перекрыта небольшой по мощности (до 2 м) линзой кварцевых гравелитов.

Каркасообразующими организ­мами в биогерме являются колониальные шестилучевые кораллы (склерактинии)
и водоросли. Пространство между каркасообразователями заполнено глинистыми известняками. В северо-западной части биогерма наблюдается ровная граница с вмещающей породой (контакт облекания). Юго-восточная граница биогерма име­ет извилистые очертания — поверхность постройки здесь размытая, кавернозная, изобилует карманами (контакт срастания). Здесь наблюдается брекчия, состоя­щая из обломков биогермных известняков. В восточной части биогерма увели­чивается песчанистость известняков. Все это указывает на то, что с юго-востока биогерм подвергался сильному волновому воздействию — его край разрушался, из обломков образовывалась брекчия. Это же подтверждается ориентировкой ко­раллов в биогерме. Все ветвистые колонии ориентированы под углом 80° к юго-востоку независимо от их местоположения в теле биогерма, что, по-видимому, связано с притоком пищевых частиц с этой стороны.

Крайне интересно распределение в биогерме остатков организмов, которые жили на нем (так называемых организмов-рифолюбов). В Ульяновском биогер­ме при тщательном изучении найдены брахиоподы, двустворки, криноидеи и пра­вильные морские ежи. Все остатки найдены на месте их обитания — после смерти они никуда не переносились. Такие захоронения геологи называют биоценозами. Так вот, в западной части биогерма встречено 16% органических остатков, в цен-тральной — 78% и в восточной — всего 6%. Это распределение подтвержда­ет предположение о том, что течение было направлено на северо-запад. Вполне естественно, что организмам не нравилось селиться у того края биогерма, кото­рый подвергался ударам волн. Среди организмов-рифолюбов первое место зани­мают брахиоподы — они здесь очень маленькие. На биогерме можно найти целые чашечки криноидей и толстые, булавовидные иглы морских ежей Balanocidaris.

Последние совсем не похожи на иглы из-за своей шарообразной формы. Многие из изученных И.Ю. Бугровой кораллов относятся к формам с быстро­ растущим пористым скелетом либо к формам с прочным компактным скелетом (Arkadiev, Bugrova, 1999). Подобные признаки указывают на то, что гидродина­мическая обстановка была достаточно активной, а воды характеризовались не­сколько повышенной мутностью. Лишь ветвистые формы кораллов оказались способными преодолеть быстрый занос илом и достичь высоты около 100 см. Био­герм погиб из-за начавшегося воздымания территории и заноса его песчаным и галечным материалом.

В природе великолепная обнаженность и легкая доступность биогермных по­строек встречается не часто. После осмотра Ульяновского биогерма остается впе­чатление, что мы побывали на дне древнего моря, увидели живой мир маленького рифа. Безусловно, подобные объекты должны рассматриваться и охраняться как геологические памятники.

Истории геологического развития района р. Бельбек посвящено стихотворе­ ние, написанное автором в годы работы в Горном институте:

Куда ни кинешь взор — повсюду флиш,
А выше — толщи мел-палеогена,
И далеко на западе Париж,
Но не уйдешь туда — «пришьют» измену.
Приходится ночами напролет
Запоминать французские названия,
Но лишь сильней под ложечкою жжет
От этого не нашего желания.
В основе выше флиша — берриас
(Трансгрессия еще не наступила),
Лежат конгломераты «номер раз» —
Могучая обузданная сила.
Чуть выше положили валанжин
С кораллами и всякой прочей дрянью.
Он пахнет, как букет французских вин,
Когда свои глаза прикроешь дланью.
Но то, что выше, сердце не выносит,
Когда в саду, средь персиков и слив,
Вас по-французски вежливо так спросят:
«Мосье, как мне пройти на готерив?»
В конце эпохи раннемеловой
Со стороны незарожденных Альп,
Приходит море, все покрыв водой
И отложив, где можно, верхний альб.
Так началась великая трансгрессия,
И сеноман начался с мергелей,
По мергелям мы ходим как по лезвию,
Средь аммонитов, губок и ежей.
Трансгрессия, однако, все сильнее
В сантоне и особенно в кампане,
Но, ползая по толще мергелей,
Мне стало грустно, захотелось к маме.
А в Маастрихте — гибель всему миру,
Мелеет море, дохнут организмы,
Как хорошо, поднявшись по обрыву,
Взирать издалека на катаклизмы.
Стоять в мелу, рукой держась за даний,
Вы можете лишь в солнечном Крыму
И только здесь после годов исканий
Открыть свою коньячную струю!

После Ульяновского биогерма продолжим наш путь по шоссе на Ялту. На 18-м километре — село Голубинка. Здесь долина р. Бельбек расширяется, каньоно­образное ущелье сменяется довольно пологим холмисто-грядовым рельефом. На склонах гряд и холмов, а также в русле р. Бельбек появляются выходы самых древних пород Крымских гор, лежащих в их основании — песчано-глинистых отложе­ний таврической серии, относимых по современным представлениям к среднему триасу — средней юре. Флиш таврической серии — это тонкое (по 5—15 см) ритмичное переслаивание песчаников, алевролитов и аргиллитов. Мощность его превышает несколько километров. Флиш интенсивно смят в очень мелкие складки. Небольшие обнажения таврической серии можно увидеть прямо в рус­ле р. Бельбек в районе села Голубинка. Породы таврической серии относительно мягкие, их залегание складчатое, поэтому рельеф в районе их распространения не куэстовый, а холмисто-грядовый.

Геологи до сих пор спорят, как могла обра­зоваться эта огромная по мощности ритмично построенная толща. Одно из наи­более распространенных объяснений — ритмы образовывались за счет действия мутьевых (турбидитных) потоков, которые с большой скоростью скатывались по континентальному склону и разгружались у его основания, на больших глубинах ложа океана. Каждый ритм — это результат действия одного мутьевого потока. Этим объясняется градационная слоистость в ритмах, когда вначале выпадал са­мый грубый осадок (песок), а затем постепенно более тонкий, вплоть до глины.

Выдержки из книги «Геологические экскурсии по Крыму». Автор — профессор Санкт-Петербургского государственного университета В.В. Аркадьев

Фото

Карта


Координаты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*