Встреча Нового года на Мангупе

Встреча Нового года всегда таинство, а на Мангупе – втройне. Уже с 26 декабря стали подтягиваться мангупоиды. Меня здесь «военнопленным» кличут, а можно и просто Жека.
Я в этом году на Мангупе застрял на всю зиму.
Народ уже давно ждёт праздников – изголодался, а на праздники хорошо – людей и веселья много, опять же много всяких шаровых напитков. Впрочем, у нас и так всё есть, но кто же откажется, когда предлагают. К 30 декабря уже были заняты почти все пещеры и гроты. Ради интереса все ходят к батюшкам в монастырь на южаке, но те праздником Новый год не считают, им нужно Рождество Христово.
За эти дни приехала куча народа из Одессы и Запорожья, из Сак и Севастополя, много знакомых приехало из Днепра и Днепродзержинска. Да и другие города подгребли не слабо. Особо отличился Гомель. Он представил Бензина с компанией . Привезли ребята такое, что ещё не появлялось на Мангупе. В 11 вечера, под Новый год возле тюрьмы разожгли костёр , который был виден и в соседнем селе, Манешин принес джамбу а маракасы и варган привезли симферопольцы, бонги принёс Мася из Беларуси, гитары были у многих и началось представление. Файер-шоу. Около получаса Бензин с приятелем крутил горящими факелами на верёвках и шестах под аккомпанемент всего, что могло как либо звучать. Народ оттягивался по полной программе. Финалом выступления был фейерверк. Всего это продолжалось около часа, но запомнилось на всю оставшуюся жизнь. После дружного Ура! И нестройных , но искренних тостов в честь Нового года, «пипл» погрёб по шхерам.
Пещеры преобразились в средневековые замки из целлофана. Отсветы костра , отражаясь от полиэтилена создавали эффект живого города.
Где то около часу ночи я оказался на « мустанговой», в тёплой компании человек в пятнадцать. Приветствовала меня Соль традиционным «Хоп» . Вино от Борис Ивановича пили все из общяковой литровой кружки, пуская её против часовой стрелки ( по шиваитскому кругу), а гитара путешествовала от барда к барду по загадочной траекторииѕ.
Вдруг из самой пещеры появилось тело, похожее на приведение. Тело деловито спросило «Который час?» и не пора ли отметить Новый год. «Вася» проспал всё действо и теперь пытался сообразить « И что ж?». В темноте пещеры лежало ещё пару таких же тел, но они уже не могли ничего соображать.
Количество «несоображающих тел» множилось, звёзды над кострами разгорались, барабаны по пещерам звучали всё громче, а «калёные» струны не выдерживали эмоций и рвались – Новый год гулял по Мангупу остервенело.
А в это время, где то на проволоке все известный Марик взбирался наверх в модельных туфлях. Подъём закончился трагично. Гитара с жалобным звоном разлетелась в драбадан о камни, а удивлённый Марик благословил её как жертву Мангупу.
Мой байрам продолжился на «дырявом». Мы с Птицей возвращались из «акустики» после концерта . Увы , на концерт мы опоздали, но сейчас, зацепив в этом случайном сарафане по кружке вина и подружку, отправились в сторону 70-го грота по Южаку. Подружку звали Катерина из Москвы. Она приехала в Запорожье курнуть гянжи, а попала на Мангуп. Такую скво следовало препроводить к друзьям, пока она не «заглянула в магазин». (Кстати, новый год обошёлся без магазинов).
Дорога превратилась в спонтанную экскурсию. Катерина ни разу не бывала у нас и теперь с восторгом рассматривала балкон, кухню, треногу, тарапаны . У треноги мы подогрелись у сакцев и не без удовольствия я раскрывал просторы древнего города перед восторженными глазами залётной фурии. Фурия весьма быстро и сноровисто обживалась в наших местах, чувствуя себя в любой кампании как дома. Подошли к монастырю, где молились священники и кто то ещё. Нарушать спокойствия батюшек мы не стали – пусть всем будет хорошо. За монастырём отблески костра в сороковом гроте известили о продолжении байрама. Байрам здесь явно затухал, т.к. пойло кончилось давно, уже и чай допили, а теперь осоловевшие тела тупо уставились в пламя костра, мерно покачиваясь под музыку из магнитофона, табак тоже давно вышел. Заветная полторашечка «от Бориса» помогла всколыхнуться и вспомнить, зачем они здесь оказались. Наш новогодний вояж постепенно переходил в путешествие Деда со снегуркой. Снегурка по-прежнему держалась крепенько, хоть и выпито было немало.
Вверху раздался женский мат, мой фонарик высветил ошарашенное тело у края двухметрового магазина. Ещё шаг и бахалай.
«Стоять-бояться, крикнул я» , — а оно и так стояло и боялось. Сизый Марик довёл свою снегурку до терновника , где и барахтался до сих пор, а она наткнулась на край магазина. В кустах шла борьба за жизнь и свободу. Завыванием с матюгами и хрустом веток обозначился и сам Марик без фонарика.
Светить мне пришлось им от 43-го до 68-го грота, хотя батарейки уже сдыхали. Через каждые пару метров Марик падал то на свою жопу , то на Ниныну шею. А всё оттого, что этот подранок одел к празднику модельные туфли на кожаной подошве. Когда то давно он одевал их на свою свадьбу. Свою бывшую жену Марик уже давно потерял, а туфли до сих пор остались. Теперь они ему стали ещё дороже.
В 68-м мы зависли до утра в привычной индейской кампании. Снегурка примлела возле камина и улеглась на нарки.
В это время проснулся Колбыч. Старожил и хранитель.
С ним покурили и чокнулись за тех кто с нами и за нас.
Чего мы здесь? За что нас отсюда гонят? Кто мы? И сколько нас?
Дурные мысли в дурной голове. Но – ёма ё !!! -, ведь все приезжают сюда не за уютом, а для кайфа пообщаться. Глаза в глаза , душа в душу, рука к руке. Фу , какие сопли — надо же как развезло, Хорошо то какѕ. Все этого хотят , но не умеют бросить всё и залезть в пещеру. В общем – будь здоров, Колбыч, Спаси бог ,брат, за то что ты есть такой.
На завтра я провожал Катюху.. Визиток мы не дарили, но по другу мы получили каждый . И ради этого стоит приезжать сюда.
С новым годом, ребята.! Хоп-Хоп!

«В.П» Жека

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*