Азиз (Эски-Юрт, Бахчисарай)

«Сумно, безлюдне в святому місці – Азізі. Пишні “тюрбе” – мавзолеї – самітно сіріють на полі між будяками і грузом, важкі, великі, байдужі, як ті святі та хани, що спочивають під ними. Чорною купою заснув на землі монастир – “теке”, а над ним стоїть мінарет, як білий привид. Не сплять лиш цвіркуни і фонтани, та кліпа очима-зорями небо… Дервіші сходились. Кидали слово-два, тихо, пошепки, й мовкли. Дзвінко дзюрчала вода. Високі тополі все шелестіли»

— такою запомнил летнюю крымскую ночь выдающийся украинский писатель Михайло Коцюбинский. Действие его рассказа «Под минаретами», откуда взят этот отрывок, происходит в поселке Азиз под Бахчисараем. В 1904 году, когда писатель побывал в Азизе, это селение славилось как один из важных религиозных центров крымских татар. Исмаил Гаспринский писал, что здешний азиз принадлежал к числу восьми самых почитаемых во всем Крыму. В местной текие-джами еженедельно, по четвергам, собирались на ночные бдения бахчисарайские дервиши, а по мусульманским праздникам здание и площадь вокруг него заполнялись народом, что прибывал со всех концов полуострова.

В свое время мне довелось познакомиться с одним из последних свидетелей здешних торжеств. Коренной житель Эски-Юрта Мемет-ага Османов (в наши дни уже покойный) вспоминал, как в 1920-х годах, будучи ребенком, посещал с семьей текие-джами в ночь Мевлида и как дервиши торжественно выносили напоказ верующим хранившуюся в текие реликвию «сакал-и-шериф» (волос из бороды пророка Мухаммеда).

У меня с этим местом тоже связаны детские воспоминания. Я прожил всю жизнь в одном из домов современной застройки, что прилегает к древним дюрбе Азиза. Таинственные здания, словно явившиеся из легенд, с раннего детства вызывали массу вопросов: что это за строения? что за люди их соорудили? когда и для чего? Думаю, этот ранний интерес в будущем и определил мой выбор профессии. Потому, среди всех крымских памятников истории к Азизу у меня особое отношение…

Селение Азиз издавна входило в состав большого поселка Эски-Юрт. Ныне он влился в городскую черту Бахчисарая, однако еще в середине ХХ века считался отдельным населенным пунктом (и в 1948 году даже «удостоился» отдельного переименования в Подгороднее). Эски-Юрт – более старое поселение, чем поглотивший его ныне Бахчисарай. Он настолько старше ханской столицы, что давно позабыто даже его первоначальное имя. Ведь свое название («старое становище» или «старая ставка) селение могло получить лишь после того, как в XVI веке была основана «новая ставка» – то есть, ханский дворец в Бахчисарае. А вот как поселок назывался до того, как стать «старым», сведений не сохранилось.

Археологи выяснили, что расцвет этого городка относился к XIV – началу XV столетий, то есть ко временам Золотой Орды. Наглядным напоминанием об ордынской эпохе долго служило кладбище Кырк-Азизлер в окрестностях Эски-Юрта (оно было полностью уничтожено в послевоенное время, и на его месте сейчас простирается заброшенное поле; сохранилось лишь несколько старых фотографий да десятка два каменных памятников, перевезенных оттуда в Бахчисарайский музей). Кырк-Азизлер было одним из самых древних и крупных мусульманских кладбищ во всем Крыму. Многие сотни его памятников свидетельствовали о большой заселенности города при Золотой Орде. Другое, столь же старое и обширное, ордынское кладбище существовало на полуострове только в Старом Крыму.

Похоже, что Эски-Юрт и Эски-Крым имели схожую судьбу. Их расцвет пришелся на ордынские времена, а после возникновения Крымского ханства и основания Бахчисарая оба поселения утратили прежнее значение. Эски-Крым обеднел и сильно сократился в размерах, а Эски-Юрт и вовсе превратился в неприметное село. Но одно осталось в Эски-Юрте неизменным: его роль одного из мусульманских культовых центров. Этот статус он сохранял вплоть до советского времени.

Чем же был знаменит Эски-Юрт?
Помимо старого кладбища Кырк-Азизлер, здесь располагалось еще одно почитаемое место: азиз Малик-Аштера. Крымские татары верили, что именно тут был похоронен Малик-Аштер – легендарный герой эпохи халифата. На полуострове рассказывали красочные предания о нем и считали, что молитва на могиле Малик-Аштера способна исцелять больных – в особенности тех, кто пострадал от змеиных укусов.

Реальный прототип героя этих преданий, Малик бин аль-Харита эн-Накаи по прозвищу аль-Аштар (ок. 619-658), происходил из Йемена и являлся сподвижником халифа Али. Вершины своей карьеры он достиг, когда халиф назначил его наместником Египта. Но добраться до нового места службы аль-Аштару не довелось: по дороге в Египет он был отравлен врагами и похоронен в городе Эль-Ариш на Синае.

От этой исторической биографии сильно отличается образ Малик-Аштера в крымских народных преданиях. Согласно им, Малик-Аштер впервые прославился, победив дракона в Йемене (возможно, это сюжет и породил поверье об исцелении змеиных укусов на его могиле). Затем он с войском отправился проповедовать в земли будущей Золотой Орды, в том числе и в Крым. Отсюда Малик-Аштер дошел до берегов Днестра, где ему довелось сразиться с королем-великаном по имени Салсал. Малик-Аштер победил его, но и сам был поражен стрелой неприятеля. Смертельно раненный, он добрался до Крыма и умер, а могила его до времени была сокрыта от глаз непосвященных.

Далее сюжеты преданий расходятся. Одни утверждают, что место захоронения Малик-Аштера спустя несколько веков чудесным образом открылось шейху суфийского сообщества Накшбенди. Другие приписывают эту заслугу хану Мехмеду IV Гераю (который и сам, как известно, был суфием). Предание гласит, что однажды Мехмед IV Герай приказал выстроить в Эски-Юрте дюрбе, чтобы самому быть похороненным там после смерти. Но при строительстве в земле была обнаружена каменная плита с древними письменами. Узнав из них, что тут покоится Малик-Аштер, хан передумал возводить мавзолей для себя и вместо того обустроил могилу прославленного подвижника – азиз, соорудив рядом с ней украшенное мрамором текие.

В реальности Мехмед IV Герай не основал, а лишь благоустроил древнюю святыню. Еще задолго до начала его правления на этом месте уже существовали культовые постройки: вокруг азиза Малик-Аштера издавна располагалось кладбище крымской знати. Как писал русский монах, посетивший Азиз в 1630-х годах, «здесь хоронят крымских ханов и султанов, а простых мурз и татар отнюдь не хоронят». Тридцать лет спустя Азиз описал и турецкий путешественник Эвлия-челеби, который приводит даже имена погребенных в Эски-Юрте правителей. К сожалению, проверить достоверность его списка уже невозможно: кладбище на Азизе, как и кладбище Кырк-Азизлер, уничтожены в советское время. И все же здесь, среди современных кварталов, до сих пор сохраняются несколько дюрбе.

Первое из них – это старинное дюрбе знатной женщины по имени Биведе-Султан, дочери Аджаган-бея. Здание было сооружено ее сыном, Мухаммед-Шах-беем. Эти подробности известны из надписи, уцелевшей над входом в мавзолей. К сожалению, надпись не содержит даты, но, судя по архитектурному стилю, постройка возведена в начале XV века.

Меньше известно о двух мавзолеях, стоящих поодаль. Никаких надписей на них нет, и потому эти постройки получили условные названия по именам на башташах, найденных у их стен: «дюрбе Ахмед-бея» и «дюрбе Мухаммед-бея». Скорее всего, эти башташи намного моложе самих зданий, и оба мавзолея были построены совсем для других людей.

Мавзолей Ахмед-бея, возможно, является самым старым из всех четырех дюрбе на Азизе. Одно из его нижних окон заложено мраморной плитой, на которой целиком высечена одна из тех сур Корана, что принято читать на похоронах. А неподалеку от него когда-то и стояла текие-джами Мехмеда IV Герая. В 1914 г. мирза Али Тайганский построил на ее месте новое красивое здание. Но оно просуществовало недолго: уже в 1955 году мечеть снесли до основания. Сохранился лишь отдельно стоящий минарет старой мечети со ступеньками. А то место, которое верующие считали захоронением Малик-Аштера (оно выглядело как площадка с покрытым резными надписями каменным столбом), ныне занято гаражами автошколы.

Самый внушительный памятник Азиза – это, безусловно, мавзолей трех ханов. В нем похоронены ханы Мехмед II Герай, Саадет II Герай и Мехмед III Герай (правили в 1577-84, 1584 и 1623-28 годах соответственно) – дед, сын и внук, которых объединяет удивительное сходство судьбы: все трое погибли за пределами Крыма, откуда и были доставлены в родовую усыпальницу. Величественное сооружение с круглым куполом и мраморными наличниками настолько превосходит совершенством форм соседние постройки, что вспоминается примечательный факт: Мехмед II Герай был современником знаменитого османского архитектора Ходжа-Синана, который работал в Крыму и возвел великолепные мечети в Гёзлеве и Кефе. Нет никаких доказательств, что Синан сам спроектировал это здание, но, может быть, в Эски-Юрте поработали его ученики?

Как ни удивительно прозвучит, но крымский азиз Малик-Аштера – далеко не единственный в мире. Помимо Эски-Юрта, азизы и дюрбе в память аль-Аштара существуют в турецких городах Караманмараш и Диярбакыр, а также в египетском городе Мардж. И в каждом городе народные предания утверждают, что сподвижник халифа похоронен именно здесь. Это противоречие разрешается, если вспомнить о суфийском обычае устраивать азизы не только на могилах выдающихся людей, но и, например, на месте их чудесного явления во сне какому-нибудь авторитетному шейху. Такие памятные места назывались «макам» и, скорее всего, к этой категории и относился азиз в Эски-Юрте.

Таким, в общих чертах, был этот замечательный памятник крымской истории – Азиз Малик-Аштера. В советские годы он долгое время оставался в забвении. Жителям Бахчисарая надолго запомнилось грозное противостояние, что развернулось в 2006 году за перенос рынка со старинного кладбища. В итоге рынок был перенесен, и стали выдвигаться проекты достойного освоения территории. Районный меджлис предлагал создать там мемориальный сквер, а Бахчисарайский историко-культурный заповедник выдвинул разработанный мной и коллегами проект создания на Азизе Музея духовной культуры крымских татар. К сожалению, по ряду причин (в частности, из-за суда за бывшие строения рынка) дело застопорилось, а впоследствии и вовсе остановилось, и территория азиза Малик-Аштера продолжает пребывать в запустении.

Фото

Карта


Координаты

2 thoughts on “Азиз (Эски-Юрт, Бахчисарай)

  1. В центральной части Эски-Юрта был расположен Азиз Малик-Аштера (не путать с кладбищем Кырк-Азизлер, расположенным вдали от селения): большое кладбище, центром которого считалась символическая могила («азиз») Малика Аштера эн-Нахаи (618—657), сподвижника и военачальника халифа Али . Малик-Аштер — историческая фигура, похоронен в городе Эль-Арише в Египте ; символические захоронения, приписываемые его имени, находятся также в городах Мардж ( Египет ) и Диярбакыр ( Турция ). В преданиях крымских татар Малик-Аштер выступал как драконоборец, воитель, первый распространитель ислама в землях Золотой Орды и Крыма , погибший в битве с великаном на берегах Днестра и умерший от ран в Эски-Юрте. Согласно тем же преданиям, его могила в Эски-Юрте чудесным образом открылась суфиям ордена Накшбанди (вариант: ордена Мевлеви ), которые и основали обитель ( текие ) при его могиле. Крымские татары считали, что молитвы на азизе Малик-Аштера способны приносить исцеление от змеиных укусов. Суфийская обитель при азизе стала значимым культовым центром, окруженным большим кладбищем с сотнями захоронений в грунтовых могилах, подземных склепах и наземных мавзолеях. Тут же находилась мечеть (перестроена в 1914 г., разрушена в 1955 г.); она же — текие, где община суфиев проводила свои специальные ритуалы («зикр», круговой танец). Как сообщают письменные источники, на кладбище близ азиза хоронили высшую знать, а также некоторых представителей ханской династии Гераев . Культовый центр на Азизе, посещаемый множеством паломников, существовал до 1920-х годов. По данным всесоюзной переписи населения 1939 года в селе проживало 916 человек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*