Возвращение на Мангуп

У меня сейчас только один выходной, так что если бы не дети, я никуда бы и не выбирался.
Но в начале июля объявился Яша и попросил у меня палатку для экспедиции. И, конечно, чтобы я с ним поехал. Пришлось пообещать, что появлюсь в гости.
Я не люблю ни больших компаний, ни одиночества, поэтому я пригласил Андрея, зная что его увлекает история.
Мы были на Мангупе всего лишь 22 часа, но надеюсь, наш репортаж покажет настоящее приключение.

Выбрались мы поздно, но благодаря удвоенным техническим возможностям нашей скромной таратайки, прибыли на место быстро.
Перед штурмом плато мы решили слегка подкрепиться и взять гостинцев для друзей наверху. Моя золото-ордынская кровь запузырилась от восторга, когда я обнаружил чайхану на курьих ножках с матрацами и подушками. О, великий Аллах, как же я люблю валяться на мягком, набив живот вкусностями!!! Мы с Андрюшей долго боролись с соблазном прямо здесь и заночевать.
Но набить мозоли для нас важнее, чем набить брюхо, так что мы все-таки потащились по тропе. Лианы-удушители и покосившиеся надгробья караимского кладбища в сумраке леса приветствовали наш верный выбор.
Еще на подходе к лагерю, у родника, меня как редкого везунчика припахал Яша. Он, оказывается, дежурил, ну а я, естественно, нес за него немерянного размера канистру с водой. Впрочем, несли мы все вместе. Играющие в волейбол скелетодобытчики какое-то время вычисляли, кто я есть, а потом заулыбались и сделали ручкой. Андрюша стразу понял, что мы среди своих.
Когда потом я выяснял, что ему больше всего понравилось на Мангупе, он это выделил: «Все здороваются, все узнают друг друга или сразу знакомятся, все очень интересные люди». Правда. Неинтересные сюда просто не поднимаются. Тяжело это. В неприступности есть свои прелести.
Мы подкормили Яшу и его друга чебуреками и пахлавой, потом поужинали со всеми, побродили немного по плато, чтобы народ издали насладить моими трелями на сопилке (вблизи из-за моего сопения, сипения, хлюпания носом и прочими отверстиями эффект не тот). Как всегда, на 10-й минуте музицирования из-под земли возникли две девицы. Я бы с удовольствием обозначил Яшины ночные перспективы (как это было в прошлом году, когда ему было 14, а его студентке 18). Но эти девицы задали такой вопрос — «А вы курите ганжу?» (мангупская конопля известна своей ядреностью), на что пришлось ответить им, что мы не курим, не пьем, не целованные и прочее не. Они тут же опять провалились сквозь землю, ушли искать братьев-нариков.
А у костра в лагере был настоящий сейшн. Гитара ходила по кругу, белоказачьи песни сменял «Чайф» и «Примус», «Лед Зеплин» и «Летить бык» (украинский вариант «Let it be». Нас угостили местным винцом из Изабеллы, мы выкатили чипсы и сардельки, которые тут же заскворчали на углях. Сытно, тепло и весело, и слегка пьяно — почему нет? Где еще приучать ребенка к вину, если не здесь и не сейчас?
Я тоже вволю поорал, вспомнил хиты прошлого сезона — а что мне остается делать, если подбирать новые вещи некогда? Но вообще приятнее было подпевать, особенно новые вещи. Ну и конечно, приятно, когда мне подпевали цоевские «Видели ночь» и «Игра» (я ее пою напоследок, как колыбельную, и дети послушно отправляются «в мешок»).
По случаю воскресенья подъем был не в пол-шестого, а в восемь, а начало работы вообще была отложено на 10, так что мы ушли в монастырь.

Когда умер Мангупский князь Алексей, самый известный и влиятельный, он оставил деньги на то, чтобы два монаха всегда молились за него трижды в день. Могила его была в полу церкви. Жили они рядом тоже в пещере.
Я спросил у Андрюши — хотел бы он жить со мной в монастыре? Он подумал какое-то время и сказал «Нет». Я ему тоже сказал «Нет». Мы сошлись на том, что лучше путешествовать вместе.
Прежде чем попасть в монастырь мы должны были найти одну занятную штуковину, прозванную археологами не вполне прилично «#опа Мангупа». Это такое отверстие на кромке обрыва, которое даже в двух шагах не примешь за вход в пещеру. Тем не менее, протиснувшись в него, оказываешься над огромным сводчатым залом, одна сторона которого открывается в обрыв. У его кромки можно пройти к монастырю. Но и с другой стороны зала есть довольно длинный подземный ход. Естественно, ходят слухи, что он ведет или в Севастополь, или по крайней мере, к бешеному количеству золота. Ну, мечтать не вредно. А медитировать даже и полезно.
После пещеры мы прошлись под очень серьезным обрывом, с трещинами, симпотность и жуткость которых достойна самого Карлсона, Живущего на Крыше. Уж он-то пожужжал бы тут всласть!!! Кстати, не во все дыры — кельи или военные пещеры можно сейчас попасть снизу, обвалов за 500 лет было немало.
Монастырь состоит из нескольких пещер церкви, просторного грота посередине (в таких обычно держат скот) и нескольких жилых пещер «в двух уровнях» и вообще с некоторым намеком на любовь к комфорту и хорошему виду из амбразуры (на самом деле там довольно просторный балкон, причем закрытый от ветра). Между большинством пещер пробиты лестницы, люки, дверцы и прочие замысловатые переходы.
Впрочем, мы забрались на Мангуп не за глюками, и не «косить трын-траву». Со зверским аппетитом мы набросились на казенную кашу, а потом ее ведь надо было отработать. Так что следующая страница — о раскопках на Цитадели.

«В потолке открылся люк,
не волнуйся — это глюк»

Как и во всех других жизненных ситуациях, новичкам везет и в археологии. Как раз в этот день Александр Германович Герцен, научный руководитель экспедиции, привез металлоискатель. Работать с ним поручили его сыну Антону, а Андрюшу поставили в помощники. Так что именно он как бы и делал находки.
Они работали уже с отвалами, с грунтом, который привозят в тачки из раскопов, на которых мы ковыряем землю (больше камни), извлекая из нее битую черепицу и то, что относительно легко увидеть глазами: осколки поливной керамики, кости, инструменты, украшения.
Из вещей, которые нашел я, занятны большой жернов для растирания муки и игральная кость (бабка), нечто вроде шахматной фигуры. Полтысячи лет назад какой-то мальчишка, наверное, очень ей гордился:))
А еще я выкорчевал этот пенек, хотя никто и не верил, что можно было это сделать так быстро. Но вообще, соседство Егора и Землякова (одного из самых рейтинговых землекопов) меня подстегивало.
Андрюше откровенно и нагло везло: десяток железных гвоздей, кольца от кольчуги, накладки для сундука, наконечники стрел. Первый наконечник был большой и гнутый. Профессор Герцен сказал, что сила пущенной стрелы была очень велика. А потом обнаружились несколько небольших «бронебойных» наконечников, специально разработанных турецкой оружейной мыслью 15 века для пробивания кольчуг (е-е-е-е!).
Такое обилие наконечников говорит о том, что вначале турки пускали стрелы из-за крепостной стены, как амазонки — на большую высоту навесом, почти вертикально. Падая с большой высоты, стрела разгонялась и имела большую убойную силу.
Затем янычарам удалось влезть на стену цитадели и оттуда уже они «прямой наводкой» расстреливали последних защитников мангупских князей.
На перерыве я позвал Андрюшу посмотреть пещерные казематы Барабан-коба и весь Дырявый мыс (Тешкли-бурун), где живет много индейцев. Напомню, что индейцами называют себя фанаты Мангупа, живущие здесь в пещерах все лето.
Прежде чем пойти со мной, он спросил «А работать мы еще будем?» таким умоляющим голосом, что вызвал бурю восторга у бывалых королей лопаты.

Эта лесенка вела к тюрьме с камерой пыток (впрочем, за несколько веков Мангупа здесь располагалась и сокровищница).
Слишком строгую архитектуру казематов мы решили украсить «атлантом» с роскошным рельефом мышц (точнее ребер).
В знаменитой Акустической пещере мы как всегда услышали гитару. Парни мечтают стать настоящими индейцами.

На результаты прошлой моей работы любо-дорого смотреть (на самом деле я махал киркой и рубал зеленого друга топором только несколько дней, но все равно раскоп воспринимаю как нечто родное). Итак, я лишь примазываюсь к чужой славе, точнее к славе моих друзей (это звучит приятнее).

Андрюша стоит в жилом доме, в квартале, где жили приближенные князей. Во время осады здесь было настоящее месиво, все горело, тучи стрел и ядер летели сверху, дробя и черепицу и черепа. Но теперь все чистенько. В левом нижнем углу фото видна нижняя часть зернотерки. На широкий плоский край насыпали зерно и растирали жерновом, а мука ссыпалась в отверстие по центру. В правом нижнем углу фото в качестве основы угла при кладке использован давильный пресс для винограда. Сам тарапан (каменный ящик , в котором давили виноград) находится рядом в полу соседней комнаты. Пресс за отверстие в верхней его части привязывали к подъемному журавлю.

Находок этого сезона пока очень немного, так что фото поскромнее, чем в прошлом году. На травку не выкладывают ценные находки, их место в коробочках. А там уже кой-чего заманчиво тарахтит:)))). И даже наша с Андрюшей доля тоже есть. Пожалуй, мы еще вернемся…

Напоследок скажу, что в этом сезоне, в отличие от всех предыдущих, нет никакой проблемы с транспортом. В 17.10 от озера у подножья Мангупа отправляется маршрутка на Бахчисарай. Многие из наших приезжали только на выходные, они вышли на станции Сирень, чтобы сразу сесть на электричку. Меня навязчивая торговля в сочетании с тихоходностью и вонью в электричке не очень возбуждала, так что мы поехали в Бахчипариж. Там покушали персиков и приехали на автобусе на Центральный рынок Симферополя. Времени было еще полно, так что мы усидели последние деньги в чебуречной.

Для полноты отчета скажу еще, что Яша не только нашел много чего полезного, но и подарил еще Андрюше пару гвоздей 15 века из своей личной нычки. Меня он слегка раскрутил на деньги для пьянки, обещая мне, что не будет пить здешней термоядерной ореховой самогонки, а потратит их на приличное вино. В лагере с нетерпением ожидали Черных Докторов (паталоанатомов и судебно-медицинских экспертов), которые по костям, пулям, ядрам, наконечникам, кольчужным кольцам и прочему могут рисовать буйные картины резни и беспредела. А вот их смачные реконструкции женских скелетов на ночь подросткам лучше не слушать. Как говорят в мексиканских телесериалах — Кончита Гранде:)) А силы то надо поберечь для лопаты..

Вторая поездка была без фотоаппарата, но зато с продолжительной прогулкой. Археологи сделали себе выходной, что заключалось в ходьбе под жгучим солнцем километров эдак на 15. Правда, тропа была замечательная, классическая «ишачка». Мы еще и искупались и под слепой дождик попали.

Самые сильные впечатления оставил мародерский раскоп у подножия Мангупа. Черные «археологи» пригнали человек 80 с лопатами (привезли на двух автобусах), бульдозером срыли кусок леса. Потом выпотрошили десяток аланских склепов III века нашей эры. Ценные вещи утащили для продажи на нелегальной археологической барахолке и вывозу за границу, кости побросали здесь же. Происходят такие «раскопки» обычно весной, а археологи копают, когда у студентов каникулы.

Теперь на разграбленном могильнике пытаются хоть что-то сделать для науки. Правда, и золото попадается. Как раз в день нашего визита одна студентка угощала своих друзей банкой сгущенки — традиционная премия тому, кто найдет что-то ценное.

Впрочем, в третью нашу поездку на аланском могильнике мы уже не побывали. Так что придется вам про золото верить на слово. Но на самом деле, гораздо интереснее для нас были черепа знатных аланских воинов. Оказывается, страсть советских дембелей носить фуражки самого маленького размера имеет тысячелетние корни. Для того чтобы носить шлемы поменьше, аланская знать стягивала своим младенцам голову обручем (металлическим, что ли?) довольно продолжительное время. Так что потом воин с такой головой-огурцом всегда мог рассчитывать на подчинение своих одноплеменников.

Ну а теперь фотки. Мы опять начали вкушать мангупские радости с купания в озере и возлежания на подушках в чайхане. Там к нам подсадили двух прелестных харьковских гурий, захвативших с собой даже спецодежду. Уже в полной тьме мы поднялись наверх. Путь через караимское кладбище не обошелся без пизгов-визгов. Но вообще больше нас занимало, как Рома одолеет подъем на сломанной ноге (у него спица вставлена, и я долго упирался, чтобы не брать его с собой). Мы это сделали! По этому по случаю был бешеный звездопад и не менее бешеное наше пение вперемежку с дудением, облагороженное 16-кратным эхом.

Наутро мы отправились фоткаться со столь любезными сердцу нашему еще с прошлой поездки скелетами. К нашему разочарованию самые роскошные из них уже перекочевали в пошлые полиэтиленовые кулечки:((

Хотя мы и напросились на раскопки (поработать), шли мы, радостно отвлекаясь на всякие красивости и интересности, поплевывая и по#исывая c высоты орлиного помета.

Совсем не хило выглядел лагерь прямо у стен Цитадели. Десяток джипов (не самых бедных) и стильные палатки. Оказалось, что эта уже традиционная экспедиция Министерства по Чрезвычайным Ситуациям России, они уже не первый раз здесь и даже помогают при необходимости археологам. Порадовавшись, что на джипах раскатывают и хорошие люди, мы алчно кинулись вздымать кирками пыль веков (в основном, правда, в форме увесистых камней). Как и положено, сокровища охраняла змея.

* * *

О нашем очередном посещении мыса Тешкли-бурун и даже Камеры Пыток — следующая галерея.

В очередной перерывчик в раскопках мы, в который раз уже (я в десятый, а Рома впервые), прошлись по пещерам Дырявого мыса.

Опять Акустическая пещера * Философическая расслабуха в тюрьме * Камера Пыток

Восточный балкончик Барабан-коба и ее же крыша

На обратном пути мы набросились на сливу, вольно растущую без всякой агротехники и сопутствующих ядохимикатов. Урожайность ее наводила на всякие мысли об иллюзорности научно-технического прогресса и даже цивилизации в целом…

Потом, наконец, я запечатлел карту Мангупа, намалеванную на железном листе. Вполне толково, на мой взгляд. Природная неприступность Мангупа с его 4 растопыренными пальцами теперь будет хоть как-то понятна.

Ну и небольшой пруд у деревни Ходжа-сала. Здесь кто-то устроил новый водный аттракцион: глиссирование на резиновом шланге. Шланг привязан к бетонному мостику. Со вторым концом шланга отплываешь на несколько десятков метров от берега, а потом тебя резко начинают тащить к берегу. Получается весело:)

Собственно, на этом наш сезон 2000 года и закончился. Надеюсь, этот раздел пополнится еще впечатлениями наших знакомых и незнакомых друзей Мангупа.

Игорь   Русанов 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*